Сайт "Вольный Дрыномашец"
Сайт любителей живой истории и фехтования г. Брянска
| Главная | Читальный зал | Арсенал |
| Ристалище | Форум | Ссылки |
Главная страницаПоискКонтакты

Джон Клементс
Граница знания: парирование рубящим мечом

Вы должны изучать искусство смещения в сторону,
чтобы его удары и уколы могли быть отбиты.
Мастер Зигмунд Рингек, 15 век.


При защите рубящим мечом часто сильно непонятен аспект применения оружия. Крайне важно понимать, что защиты (противодействие, блокирующее атаки) средневековым мечом или любым заточенным рубящим клинком выполняются не гранью клинка, а плоскостью («mit der flech»). Однако поразительно, как часто эта основная истина фехтования нарушается или игнорируется. Многие энтузиасты и студенты продолжают наивно верить, что лезвием рубящего меча можно легко блокировать удар, или что этому следует отдавать предпочтение.

Если у меча острое сильно закаленное лезвие, или тупое и более мягкое, парирование лезвие-в-лезвие быстро приведет его в негодность (что видно во многих фильмах и видеозаписях поединков). Такое действие ускоряет поломку меча. Например: даже без заточки лезвия лучшие реплики рапир сегодня немедленно начнут получать множество мелких и заметных выбоин на своих «лезвиях», полученных от контакта клинок в клинок во время простых упражнений. Это еще больше относится к более широким мечам с лезвиями, предназначенными для рубки. Фактически, принятие сильного удара на закаленную грань настоящего меча может вызвать его поломку (это редко случается сегодня с более мягкими цементированными репликами, используемыми для театрального боя, напротив, их более толстые мягкие грани можно неоднократно бить и заново обтачивать).

У рубящих клинков грани могут быть довольно твердыми, но они очень тонкие, в конце концов. Они слишком острые для того, чтобы их умышлено помещали на пути удара. Лезвия рубящих клинков должны оставаться острыми и не иметь зарубок или щербин. Как можно эффективно рубить мятым, зазубренным и жеваным лезвием? Хотя защита может быть выполнена рубящим лезвием, когда нет другого выхода, такое действие не является подходящим в обычной ситуации. Оружие этого типа не предназначено для применения таким образом, его не следует стремиться умышленно использовать для блоков лезвием.

Все еще можно услышать сегодня такие бредовые мнения, как: блок гранью меча «сильнее», т. к. меч «рубит» поперек клинка (!). Такие комментарии отражают полное отсутствие основных знаний о природе острой стали. Гибкость рубящего меча заключается в упругой деформации клинка от одной стороны к другой, и хорошие мечи специально разработаны с таким расчетом. Очевидно, что они не могут изогнуться правильно, если удар идет поперек лезвия.

Как руководитель АRMA и эксперт по мечам, Хэнк Рейнхардт многократно обращает внимание:

Если это было не так, как тогда мы объясняем явное и хорошо документированное отсутствие существенного повреждения на большом количестве исторических мечей, дошедших для нас? Они, конечно не все отполированы.

То, что такое оружие могло сохраниться многие годы и даже поколения ясно говорит кое-что и о манере, в которой это оружие использовалось, чтобы избежать повреждения лезвия.

Рейнхардт также добавляет:

Если вы еще не можете понять, почему для блокирования используется плоскость меча, то просто возьмите два больших, острых охотничьих ножа и ударьте их лезвиями друг о друга со всей силы. Тогда вы быстро поймете, что к чему.

Конечно, когда ваша жизнь под угрозой, чтобы избежать смерти вы действительно будете блокировать любым возможным способом. Но помните, что, прием клинком сильного удара может всегда закончиться его поломкой. Вы никогда не знаете, может ли ваш меч выдержать каждый блокируемый удар. Кроме того, прием клинком шлепков и ударов при парировании может позволить противнику применить любое количество приемов, направленных на соединение и подготовку ловушек для клинка, а также отбить ваш клинок в сторону и подойти вплотную.

Здесь, вероятно, надо точно определить, что понимается под «лезвием» меча. Лезвие (грань) образуется пересечением плоских сторон, которые имеют все мечи. Но оно также может определять и заточенную, рубящую часть клинка, т. е. «собственно лезвие». Все мечи имеют «грани», но не все грани острые или даже в состоянии быть таковыми. Клинок с толстым поперечным сечением и большим заострением не могут иметь хорошо заточенного лезвия, как и не смогут рубить глубоко. Существует много примеров таких клинков от средневековых эстоков до рапир и почти всех малых мечей. Вдобавок, грани мечей могут иметь разную степень заточки. Лезвие катаны не означает то же самое, что у спадона, а лезвие фальшиона не идентично сабельному.

Сегодня люди часто хотят думать, что они могут парировать лезвием, либо потому, что они видят это по телевизору, либо потому, что они не представляют себе, как это сделать иначе. Основная часть проблемы непонимания того, как парировать, вызвана театральным фехтованием и сценическим боем. Многим покажется удивительным, что почти невозможно найти пример театрального фехтования или сценического боя, где клинки не сталкиваются грань-в-грань. Причины того, что на курсах сценического боя учат так, связано больше с безопасностью, чем с реализмом боя (правильно защищаться учить долго, и неправильные методы теперь стали доктриной).

Фактически, в каждом примере боя на мечах в фильмах, по телевидению и даже в живых шоу бойцы блокируют непосредственно лезвиями. Это неверно и по сути своей ошибочно (несмотря на решающее, фундаментальное непонимание, подобно этому, мы часто склонны принять теорию сценического боя как, своего рода, проявление настоящего «боевого знания» со стороны исполнителей).

Уважаемый итальянский производитель мечей Фульвио Дел Тин недавно сказал по этому поводу:

…Неправильно бить мечами грань в грань … лучше отклонить меч противника. Те люди, которые исполняют бой неправильно… используют мечи в полную силу лезвие в лезвие… Я хочу, чтобы в будущем многие люди учились тому, как биться правильно, вместо того, чтобы подражать голливудским героям.

Итак, для тех, кто не схватил интуитивных или технических аспектов того, как и почему следует парировать плоскостью заточенного меча, вместо того, чтобы подставлять грань, остается только вопрос того, откуда мы знаем, что это так. Есть ли в каких-нибудь исторических боевых руководствах детальное описание того, как парировать? Фактически, по большей части ответа нет (коли на то пошло, они даже не учат, как рубить). Защиты редко определялись в точных терминах. Их описывали больше как базовые защитные действия, чем как положение меча, и идея заключалась скорее в движении уклонения и контрударе, чем в блоке. Существует даже некоторый недостаток любых примеров прямых блоков мечом в работах средневековых художников.

Не вдаваясь в технические аспекты фехтования, достаточно сказать, что попытка уйти от удара предпочтительнее попытки парировать его. Идея в том, что действеннее и эффективнее контратаковать, чем парировать и бить снова (это описано в руководствах). Существует много путей отведения ударов контрударом, вместо препятствия ему жестким блоком. Нет реальных инструкций по парированию даже среди множества средневековых боевых руководств, возможно, исключая скандинавские саги. Это может быть очень хорошо, потому что всякий раз, когда возможен блок плоскостью, подобно рубке лезвием, это считалось такой очевидной и естественной функцией меча, что об этом не надо было говорить.

В скандинавской «Саге о Кормаке», Кормак отбивает меч Берси «Хвитинг», используя лезвие меча «Скофнунга», который он позаимствовал у своего друга Скегги. Он отламывает конец у берсивского Хвитинга своим блоком, но при этом появляется глубокая зарубка на Скофнунге, и это огорчает его, т. к. это был меч Скегги и Скегги будет «очень сильно раздосадован». Вдобавок, иллюстрации в немецком манускрипте 13 века, посвященном мечу и баклеру (Tower Manuscript «I.33») довольно ясно показывает использование плоскости в нескольких отклоняющих и шлепающих защитах. Фактически, в любом средневековом и ренессансном руководстве по мечу очень понятно именно то, что «защита», кажется, должна быть отклоняющим действием, а не прямым блоком, как в печально известных многих театральных боях.

Это также согласуется с тем, как учат блокировать катаной в традиционном японском фехтовании (где, чтобы сохранить остроту переднего лезвия используется более толстая спинка оружия — как и в случае других клинков с одним лезвием). В кендзюцу прямому блокированию также предпочитаю отведение ударов и движения уклонения.

Это сходно с методами, описанными в средневековых европейских руководствах и подкрепленными практикой современной реконструкции (но, конечно, не придуманными условиями спортивного фехтования или сценического боя). Несмотря на многие различия, как основные, так и второстепенные, физические принципы, лежащие в основе японского и дорапирного европейского фехтования, в сущности одинаковы.

В самом деле, подробные иллюстрации боевых поз и готовых стоек во многих средневековых немецких и итальянских изображают клинок, подготовленных для блокирования плоскостью, а не лезвием. Но путаница обычно возникает с теми действиями, в которых используется лезвие против лезвия, чтобы войти в соединение, надавить или поймать в ловушку после сближения. Но не замечают, что против сильных ударов существует много защит, которые могут быть выполнены правильно только при использовании плоскости клинка. Плюс к тому, самый легкий переход от эффективной защиты к сильному удару достигается только заслоном от удара плоскостью меча.

Не существует ни специального «поворота запястьем», вовлекаемого, чтобы использовать плоскость острого меча в парирующих ударах, ни происходит «колебания» или изгиба меча при защите таким образом. Существует также несколько способов отклонения и сбивания атак, вместо прямого блока. Даже рубящий удар одновременно с наносимым ударом противника — жизнеспособный прием (и опять, он является обычным в кендзюцу).

В западном фехтовании это было только с горизонтальным или «в линию» парирующим движением рапиры и позднее малым мечом (также как и некоторыми рубяще-колющими мечами), чтобы блок был введен — который спортивные фехтовальщики иногда называют «истинной защитой». Применение более быстрого и легкого оружия допускает немедленный контрукол, сделало эту возможность и необходимость. Даже тогда, с рапирой «уход» был предпочтительным средством защиты.

В более раннем фехтовании использование прямых «блоков» против ударов избегали как неэффективных, и современная практика подтверждает это. Вы сталкиваете два острых клинка вместе лезвие в лезвие, и они немедленно (и часто сильно) щербятся. Во французском тексте 1460 г. «Турнирная книга короля Рене», притупленные мечи используемые для турнира, описываются со следующим комментарием:

…поперечина должен быть такой короткой, чтобы она могла только блокировать любой удар, который случайно опустится или соскользнет вниз по лезвию к пальцам
. Если лезвие или гарда намеренно использовались для прямого блока, то, конечно, не могло быть сказано «случайно».

Недостаток внимания к прямому парированию заметен в немецких «боевых книгах» и итальянских руководствах по длинному мечу. Они также отсутствуют среди ренессансных мастеров, отстаивающих рубяще-колющий метод, таких как Джордж Силвер и Джозеф Светнам, как и в 1639 Паллас Армата и работах различных немецких мастеров.

Но, в некоторой степени, что смутило последователей исторического фехтования, так это использование защит ранними ренессансными мастерами Мароццо и Агриппой. Их трактаты полны мест, где они пишут о необходимости парировать этот или тот удар либо «правильным» (передним) лезвием, либо «ложным» (задним). Они часто точно определяют, какое лезвие использовать почти каждый раз при упоминании, какая защита должна быть сделана. Не может быть никаких сомнений, что они дрались и что они учили парировать лезвиями. Но, в отличие от жестких направленных ударов, уколы можно легко парировать лезвием, когда надо только проскользнуть и отклониться. Неудивительно тогда, что Агриппа и Бологнезские мастера Манциолино и Мароццо не упоминают в своих текстах парирования сильных рубящих атак — либо с более тяжелым мечом, либо против него (также интересно отметить, что Мароццо, как и более поздний мастер Ловино, оба коротко обсуждают использование двуручных мечей).

Но не может быть сомнений, что эти фехтовальщики не использовали средневековый рубящий меч, или настоящую рапиру без лезвий, но обучали применению сужающихся рубяще-колющих клинков. Делая акцент на использовании уколов над ударами в своем методе, они могли действительно слабо беспокоиться о всяких повреждениях, наносимых их клинкам парированием грань в грань. Вдобавок, по той же самой причине они не могли чрезмерно заниматься собственно выравниванием лезвия, необходимым для того, чтобы рубить после защиты (это трудно, когда парируешь лезвием вместо плоскости). Также очень похоже и вполне возможно, что отведение колющей атаки и последующий ответ своим уколом является тем, что приводит к их рапироподобному методу парирования лезвием. Однако, мы не можем игнорировать то, что они также придают огромное значение защите уходом.

Мароццо, Агриппа и другие ренессансные мастера защиты сражались преимущественно в городских условиях против противника, имевшего слабый или никакого доспеха. Они учили главным образом бою для дуэлей, а не для войны, и дуэли были часто непродолжительными. Так что мечи могли выдержать несколько выбоин и зарубок. Имея в виду, что в гражданских уличных драках, засадах и подзаборных стычках их эпохи, им не надо было наносить рубящие, раскалывающие удары по доспеху, чтобы рубить глубоко плоть и кости. Их удары должны были только покалечить настолько, чтобы либо заставить противника раскрыться для смертельного укола, либо удержать на расстоянии. Явная угроза жалящего, рвущего металлического лезвия, направленного на вас, может если не отклонить или отбить ваше оружие в сторону, то заставить подумать дважды об атаке. Даже на поле боя Эпохи Возрождения, удары более легкими клинками были направлены в суставы, прочь от стальных грудных пластин, а уколы были вполне полезны.

Другой главный источник непонимания относительно защиты острым клинком исходит из наложения спортивного фехтования на историческое. Неправильное представление о защите рубящим клинком является почти всегда результатом того, что шпажная/рапирная (или даже рапира/малый меч) теория неудачно применяется к рубящим мечам. В современном фехтовании их псевдооружием без граней можно блокировать любую и все возможные атаки, используя почти любую часть клинка. Хотя этот метод хорошо работает для спортивных форм, он совершенно ошибочен в применении к настоящим мечам с более плоскими, широкими рубящими клинками.

Думать в терминах слабого колющего клинка, выполняя сильные рубящие и встречные действия — неподходящая перспектива. Тогда как более легкие, быстрые клинки, сражающиеся острием, могут легко делать одиночные отклоняющие или останавливающие блоки с последующими немедленными контруколами, рубящие, ломающие клинки этого не могут. Вместо этого, должен быть сделан либо уход, контрудар (с применением отклоняющего контакта или без), либо применен прямой блок с последующей отдельной атакой. Это рассчитанный контрудар, который почти всегда предпочтителен.

Инструкторы спортивного и классического фехтования, обучающие на шпагах и имеющие небольшой опыт в более ранних военных мечах желают иногда доказать, что более широкими рубящими клинками (которые совершенно вне их компетенции) следует постоянно ставить блок лезвием. Глупо равнять методы парирования спортивными шпагами, рапирами и саблями (или даже историческими малыми мечами и рапирами) с парированием острыми рубящими мечами.

Также заслуживает внимания то, что хотя в основных защитных движениях, используемых в современном спортивном сабельном фехтовании, существует некоторое внешнее сходство с острыми средневековыми и ренессансными мечами, это не одно и тоже. Спортивные сабли также очень легкие и тонкие, их легкие хлещущие удары наносятся только запястьем. Оружие и метод, которые они пытаются воспроизводить, имеют только внешнее сходство с историческим применением средневековых и ренессансных рубящих мечей.

Исторически, многие боевые сабли имели довольно толстые лезвия и были зачастую не очень острыми. Они не были разработаны для противодействия доспеху и применялись больше для рубки и даже просто для «удара». Поэтому намного меньше уделялось внимания тому, использовалось или нет лезвие для защиты. Сходные вещи заметны в стилях фехтования китайского кунг фу и юга Тихого океана, которые редко или совсем не практикуют тест-рубку в своих тренировках. «В настоящее время некоторые практикующие ошибочно полагают, что использование лезвия так или иначе выравнивает запястье для лучшей остановки удара с более мощным сопротивлением. Все же, в действительности имеет место противоположность. Прямой блок лезвием лишает вас возможности правильно расположить клинок, что необходимо как для должной защиты, так и для ответного удара. Это также уменьшает лучший шанс сделать более эффективный ответный удар в любое открытие, созданное атакой противника. Даже известный авторитет по мечам Ewart Oakeshott, хотя он позднее изменил свое мнение, пал жертвой этой ошибки, создавая свою короткую работу «Рыцарь и его оружие» в 1960 г. (современные переиздания, однако, еще содержат ошибку).

Используя плоскость, на самом деле, лучше выровнять запястье и лезвие меча для более быстрого и спокойного ответного удара без потери времени и момента на поворот руки. Только таким образом блокирующее движение может быть превращено в более эффективный контрудар. Однако, в других действиях, таких как отклонение, соединение или удар по клинку противника, можно бить в плоскость как плоскостью, так и гранью. Опять же, это лучше всего понять после обширной практики в парировании репликами мечей и тест-рубки острыми клинками.

Проведя значительное количество времени, рубя острыми рубяще-колющими мечами, несомненно можно понять, что заточенный клинок должен оставаться настолько острым, насколько это возможно, чтобы быть эффективным в рубке.

Хотя, в отличие от более широких, тяжелых рубящих клинков, ренессансный рубяще-колющий меч обладает достаточной возможностью для парирования как уколов, так и ударов (других тонких клинков) с помощью либо лезвия, либо плоскость — хотя результатом будет значительное повреждение. Помните, что большинство одноручных мечей использовались вместе со щитом. Это был щит, применявшийся для защиты и блокирования, оставляя таким образом оружие свободным для предпочтительной и специализированной ударной работы. Это также справедливо для тех одноручных мечей, которые использовались с баклером или кинжалом. В случае двуручных мечей, роль защиты главным образом отводилась уходу, увертыванию и отклонению с противоходом.

Причина может быть связана с отсутствием выраженных граней на многих формах современного спарингового оружия (т.е. круглых палок, бамбуковых синаев, мягких «бофферов» и т. п.), что также может влиять на привычку парирования у некоторых бойцов. В результате становится непривычным использовать плоскость вместо грани.

Также важно обратить внимание на то, что приемы парирования, хорошо работающие в бою на палках или со смягченным оружием, не вполне эвивалентны тем, что применяются с тонкой полосой острого металла (т.е. настоящими мечами). Эти различия могут быть в полной мере оценены в практике защиты с незаточенными репликами мечей. Удары металла о металл могут перепрыгивать или отклоняться в сторону, самостоятельно меняя направление до момента полной остановки. Различия распространяются даже на использование затупленных театральных мечей. Большинство сценических или театральных мечей также слишком толстые и тяжелые, что делает их вполне способными выдержать неправильное блокирование лезвием. Конечно, это оружие никогда не предназначалось для рубки, не говоря уже о применении настоящими бойцами. Вдобавок, из-за большого числа дешевых имитаций, доступные мечи будут часто иметь слабый шатающийся клинок, чем смутят новичков, которые не смогут понять, каким образом надежно парировать с помощью плоскости.

В отличие от ошибочного блокирования лезвием, парирование плоскостью наоборот позволяет оставаться клинку неповрежденным, а упругость стали и форма клинка обеспечивают гибкость клинка под ударом. Помните, что в бою рубящими мечами вы пытаетесь не снова и снова бить со всей силы по мечу противника, а скорее рубить его плоть и кость. При защите вы не помещаете свой меч поперек его удара, как будто это щит, а пытаетесь отклонить удары, вынуждая удар отскочить или изменить направление движения, или даже отбить прочь своим собственным ударом. Этому не учат в театральном сценическом бою и редко, если вообще когда-нибудь показывают в живых хореографических постановках.

В сущности, чем дальше вы от рубки, тем меньше вы понимаете о защите и бое с заточенным оружием. Хуже всего — основывать понимание защиты на рафинированных приемах современного спорта, или на впечатляющих, преувеличенных искусственных движениях, предназначенных для развлечения зрителей. Наконец, что учит правильным приемам защиты с рубящим клинком — так это тренировка с правильными репликами, и практика контактных спаррингов с соответствующей экипировкой.

Комментарии о личном уровне:

Я провел годы, используя спектр исторически точных средневековых и ранне-ренессансных мечей как превосходного, так и не очень хорошего качества. Я видел множество клинков с выщербленными и изрубленными лезвиями, бьющимися друг о друга, но у меня никогда не возникало трудности с правильным парированием плоскостью или с предотвращением ненужного повреждения лезвия. Причина? Потому что, используя затупленные клинки для полуконтактного спарринга с защитной экипировкой и проводя тест-рубки с острыми мечами, вы учитесь тому, как их надо держать, чтобы сражаться эффективно. Эти два жизненно важные элементы фехтования («тупая» практика и «острая» рубка) полностью отсутствуют в тренировке тех, кто верит, что лезвие рубящего меча используется для блока. В отличие от клинчей сценического боя, настоящее фехтование не пытается поразить оружие противника, оно пытается поразить его самого.

К сожалению, существует активная группа инструкторов спортивного фехтования, балующихся хореографией, которые продолжают ложные и ошибочные суждения о парировании лезвием рубящих клинков. Они распространяют свои мнения в Интернете, хотя они имеют слабый или никакой интерес к «военному оружию», находящемуся целиком за границами их узкой специализации. Их теории о средневековом и раннеренессансном бое не проистекают из длительных исследований исторических руководств, не основаны на серьезной тренировке, контактных спаррингах с заостренными репликами мечей и тест-рубке острыми клинками. Вместо этого они получены из их понимания того, что может быть сделано спортивной шпагой, рапирой и толстыми затупленными сценическими мечами. Вместе с привычками спортивного фехтования, это объясняет, насколько ложно они интерпретирую вещи, которые должны быть полностью вопросом явного здравого смысла.

Очевидно, неуместность теории театрализованного боя формирует основание для того, во что они верят. Они основываются на том, что они думают, будто знают о парировании на своеобразных склонностях сценического боя … который, помним (и это высоко важно), в действительности не предполагает касания противника или разрубания чего-либо, но скорее ненужных, чрезмерных и бессмысленных театральных столкновений клинков. Любому, кто значительное время держит реальное оружие или выполняет реалистичные тренировки, их взгляды показывают глубокое пренебрежение как природой стали как таковой, так и острых рубящих лезвий.

Как человека, которого инструктировал ведущий национальный эксперт по мечам, а также как потративший почти два десятилетия, тренировки, спарринги и тест-рубки со всеми видами реплик мечей, меня тошнит от их дезинформированных мнений, выдвигаемым с пустым «авторитетом». Таким личностям, как Хэнк Рейнхардт и я, которые проводят свое время в изучении, исследовании и практике исторических мечей, такие точки зрения на рубящие клинки — глупость. С одной стороны вы хотите смеяться над ними. Действительно ли они тупы, можем удивиться мы? Они что, так сильно поглощены самомнением? Но с другой стороны, действительно очень печально, что они продолжают увековечивать этот распространенный и полностью необоснованный миф о парировании лезвием рубящего меча.

Те, кто рассматривают парирование рубящими мечами в терминах спортивных рапир и шпаг, или малых мечей — введены в заблуждение. Дальше больше, обращение к шпажным методам за поддержкой защит лезвием рубящих мечей — смешно. Для рубящего клинка просто нет каких-либо исторических доказательств парирования лезвием. Ясны и неоспоримые факты — что случается с гранями, когда удар не может быть пропущен. Важно понять, что в то время как сталь твердая и прочная, мечи и их лезвия не являются неразрушимими.

Также, совпадающую ссылку мы имеем в японском фехтовании, где не использование лезвия для блока не может быть никаким образом проигнорировано или отвергнуто как «стилистическое». Все же находятся те, кто продолжает отвергать все эти вещи, в результате чего они выглядят идиотами.

В заключение, настоящий вопрос здесь не в том, могут или нет средневековые и раннеренессансные мечи правильно защитить своими плоскостями (конечно, да). Вопрос в том, почему люди так пылко цепляются за очевидную дезинформацию и миф. Когда приходится парировать рубящими мечами, если один практически не тренировался с точными репликами, не практиковался в реальности против опытных противников, то он не может знать, о чем он говорит.

Помни о плоскости клинка…
Johannes Leckuechner, Der Alten Fecter, c. 1482