Сайт "Вольный Дрыномашец"
Сайт любителей живой истории и фехтования г. Брянска
| Главная | Читальный зал | Арсенал |
| Ристалище | Форум | Ссылки |
Главная страницаПоискКонтакты

Маэстро Frank Lurz

Сомнительно быстрое убийство

| Часть 1 | Часть 2 |

Вступление;
Динамика колотых и резаных ран;
Раны в сердце;
Ранения в главные кровеносные сосуды грудной полости;
Ранения в главные кровеносные сосуды шеи;
Ранения в главные сосуды брюшной полости;
Ранения в кровеносные сосуды верхних конечностей;
Ранения в кровеносные сосуды нижних конечностей;
Резюме.

Ранения мечом и кровеносная система

Противник перед вами постоянно держит свою защиту немного высоковато. Что это: небрежность, или он провоцирует вас? Вы выполняете маленький шаг назад и, как вы и надеялись, ваш оппонент пытается сократить дистанцию. Его ведущая нога начинает отрываться от земли в тот момент, когда с молниеносной быстротой вы внезапно выпрямляете свою вооруженную руку и направляете финт в бок противника, прямо под рукой. Застигнутый врасплох, он широко парирует, но вражеский клинок встречает только бесплотный воздух. С абсолютным расчетом вы ускользаете от его защиты и, освобождаясь на высокой линии, наносите убийственный укол с сильным выпадом глубоко в неприятельскую грудь. К вашему удивлению вы почти не чувствуете сопротивления, в то время как клинок исчезает под тканью его блузы. Оглушенный, несчастный боец замирает, думая в тот момент, что его жизнь на этой земле окончена. «Ла!», — вы ловко выдернули свое оружие из человеческого тела и, ликуя, собираетесь развернуться и покинуть поле боя, когда, к вашему изумлению, ваш недруг пришел в себя и встал в стойку! Раскрыв широко глаза, и разинув рот, вы стоите без движения, не веря, и в этот короткий промежуток бездействия умирающий выполняет отчаянный выпад вперед одним героическим усилием, протыкая вас насквозь. Вы слегка пошатнулись, а затем начали падать. Секунданты подбежали, чтобы прекратить бой и помешать вам упасть. Они держат вас на руках, и хотя ваш взор начинает затуманиваться, вы поднимаете глаза, чтобы увидеть выражения муки и отчаяния на их лицах. В угасающем сознании мелькает последняя мысль: «Это не так, как в кино!»

Упомянутый выше сценарий, хотя и выдумка, широко описывает исходы многочисленных дуэлей и, почти наверняка шире, чем многие из нас, интересующихся такими вещами, могли ожидать. Для тех из нас, кто занимается благородным оружие с большим интересом в фехтовании, чем просто спортивная практика, такие исходы могут вполне показаться тревожными. В конце концов, мы выучили, что фехтовальный темп лежит в сердце каждой атаки, защиты и контратаки. Если мы наносим наш укол на один или более темпов быстрее нашего противника, мы делаем все в точности так, как наши маэстро говорили нам, не так ли?

Как нам согласовать фехтовальную теорию с анекдотами, пришедшими из истории? Можем ли мы доверять тому, что было сообщено секундантами и участниками, оставшимися в живых? Насколько заслуживают доверия «свидетельские показания»? Возьмем, для примера, дело о дуэли, произошедшей в 1613 году между графом Дорсетом и лордом Эдвардом Брюсом [1]. Согласно свидетельству графа, он получил укол шпагой в правый сосок, который прошел «сквозь мое тело почти до спины». По-видимому, не затронутый, граф продолжал сражаться еще некоторое время. Дуэль продолжилась, и Дорсет потерял палец, пытаясь обезоружить противника рукой. Зажатые на близкой дистанции, два сражающихся бойца, в конце концов, выбились из сил. Согласно описанию Дорсета, они сделали короткую паузу, чтобы придти в себя, и, пока восстанавливали дыхание, обдумывали планы по освобождению своих клинков. Отчаявшись придти к соглашению по этому вопросу, серьезно раненый Дорсет, наконец, сумел высвободить свой клинок из неприятельской хватки и, в конце концов, проткнул лорда Брюса двумя раздельными уколами. Хотя Дорсет получил жуткую рану, которая в те дни должна была стать смертельной, он не только сохранил активность достаточно долго, чтобы убить противника, но без помощи антибиотиков и скорой помощи сумел прожить еще 39 лет.

Никогда такого не бывало? Может быть. В конечном счете, Дорсет сам рассказал историю. Если рыбак склонен преувеличивать, несомненно, и дуэлянт будет. Однако рассмотрим дуэль между Лагардом и Базанэ. После того, как последний получил удар шпагой, которая отскочила от его головы, Базанэ, говорится, получил неустановленное количество уколов, которые, согласно свидетельству, «вошли» в тело[2]. Несмотря на большую потерю крови, он, тем не менее, сумел свалить Лагарда на землю, где продолжил наносить около 14 колотых ран своим кинжалом в область от шеи до пупка противника. Лагард, тем временем, развлекал себя откусыванием части подбородка Базанэ и, используя навершие своего оружия, закончил дело, проломив неприятелю череп. История завершается, говоря, что никто из бойцов не сумел нанести какого-нибудь «серьезного» ранения, и оба избежали суда божьего. Вряд ли можно критиковать кого-то, если он решит, что эта история ни что иное, как выдумка.

В то время как предыдущая история кажется вполне удивительной, едва ли кто-нибудь может рассказать историю, более невероятную, чем ту, что засвидетельствована Р. Дирхерстом [3]. Два дуэлянта, обозначенные только как «его сиятельство, герцог Б.» и «лорд Б», после обмена исключительно сердечными письмами о вызове на дуэль, встретились ранним утром, чтобы решить дело с помощью пистолетов и шпаг. Бой начался с пистолетной пули, легко ранившей герцога в большой палец. При втором выстреле был легко ранен лорд Б. Затем они незамедлительно выхватили шпаги и набросились друг на друга с отчаянной свирепостью. После обмена только лишь одним или двумя уколами, они сошлись кор-а-кор. Прикладывая усилия для освобождения с помощью «повторяющихся выкручиваний», они, наконец, расцепились достаточно, чтобы позволить герцогу нанести укол, который вошел с внутренней стороны вооруженной руки лорда Б. и вышел с наружной стороны руки у локтя. Невероятно, как это может показаться, лорд все еще был в состоянии владеть своим мечом и, в конце концов, нанес укол прямо над правым соском герцога Б. Насаженный на клинок лорда, герцог, тем не менее, продолжил, пытаясь повторно направить укол в шею лорда. Так как оружие лорда Б. застряло в груди Его Сиятельства, ему ничего не оставалось, как защищаться свободной рукой и кистью. Пытаясь схватить вражеское лезвие, он потерял два пальца и искалечил оставшиеся. Наконец, смертельно раненый герцог проткнул живую защиту кисти лорда Б. и нанес ему укол как раз под сердце.

В голливудских блокбастерах эта сцена вполне могла бы и закончиться на этой точке, если не много раньше. Но реальная жизнь часто преподносит более удивительный и, конечно, в данном случае, более романтичный исход. Стоящие вплотную друг к другу и неспособные выдернуть свое оружие из тела противника для еще одного укола, эти двое стояли, обняв друг друга смертельной хваткой. На этом месте секунданты, пытаясь примирить, попросили парочку остановиться. Никто из бойцов не согласился, и они оба так и стояли, воткнув свои шпаги друг в друга до тех пор, пока из-за большой потери крови лорд не рухнул, наконец. Падая, он выдернул свою шпагу из тела герцога и, пошатнувшись, упал на нее, сломав клинок пополам. Мгновением позднее «победоносный» герцог медленно сломал свой собственный клинок и со вздохом, упал мертвый на труп своего врага.

Многочисленные подобные описания не могут оставить благоразумного фехтовальщика без внимания. Может оказаться, что нанесение укола или удара оппоненту, не став жертвой его клинка в ответ, не такая простая и легкая задача. Если он опытен (или удачлив) достаточно, чтобы совершить этот подвиг, то как долго его противник, получивший ранение шпагой, саблей или рапирой, может представлять угрозу? Имеет ли сколько-нибудь значительное влияние тип раны на продолжительность периода, в течение которого раненый враг в состоянии нанести смертельный удар или укол? Куда и как надо нанести один удар, чтобы он мог помешать противнику выполнить контратаку, рипост или новую атаку, позволил вывести его из боя?

Динамика колотых и резаных ран

Смерть от колотых и резаных («рубленных» или «рассеченных») ран по большей части вызывается пятью механизмами:

  1. Сильным кровотечением (обескровливание);
  2. Воздухом в кровяном русле (воздушная эмболия);
  3. Удушьем (асфиксия);
  4. Воздухом в грудной полости (пневмоторакс);
  5. Инфекцией.

Из них, обескровливание является наиболее обычной, с кровоизлиянием ограниченным, главным образом, полостью тела, т. к. колотые раны имеют тенденцию закрываться после вынимания оружия [4]. Количество крови, которую необходимо потерять, чтобы полностью выйти из строя, колеблется в широких пределах и может составлять от полулитра до трех [5].

Чтобы достичь жизненно важной зоны, во-первых, необходимо пройти клинком сквозь верхние покровы тела и то, что находится посередине. Касательно приемов фехтования, большое значение имеет степень усилия, необходимого для прохождения укола или удара сквозь мешающие структуры, чтобы достичь жизненно важных органов. Во Франции, в 1892 году, этот вопрос был поднят во время судебного процесса, проводившегося вследствие дуэли между маркизом де Море и капитаном Мейером [6]. Вопрос, поднятый в отчете обвинения, что оружие, применявшееся на дуэли, было «слишком тяжелым» [7]. Хотя два физика, доктора Фауре и Пакелин, утверждали, что не требовалось большой силы, чтобы нанести рану, сходную с той, что лишила жизни капитана Мейера, большое количество мастеров фехтования, вызванных свидетельствовать приемлемость веса оружия, и силы, требуемой для управления им при нанесении смертельного укола, высказали отличное мнение.

Даже сегодня обвинители, разбирая дела об убийствах, где причиной смерти стало ранение острым оружием, пытаются убедить присяжных, что глубоко проникающая колотая рана служит показателем кровожадного намерения из-за того, чтобы нанести такую рану требуется приложить большую силу. Однако в большинстве случаев эксперты в области судебной медицины приходят к выводу, что для нанесения даже глубоко проникающей раны требуется совсем небольшое усилие [8]. Этот взгляд, по-видимому, мог быть подтвержден опытом сценического актера, который по невнимательности заколол коллегу во время исполнения постановки пьесы Шекспира «Ромео и Джульетта». Несчастливый молодой человек выполнил укол в тот самый момент, когда его поле зрения было неосторожно загорожено членом труппы. Хотя он утверждал, что не почувствовал сопротивления, вскрытие показало, что он проткнул грудь жертвы на 18 сантиметров [9].

За исключением кости или окостеневшего хряща, самое большое сопротивление острию клинка оказывает кожа. Фактически, как только кожа прокалывается, клинок может пройти даже сквозь реберный хрящ с беспокоящей легкостью [10]. В общем, из факторов, влияющих на легкость проникновения, наиболее важными оказываются два: острота кончика клинка и скорость, на которой он соприкасается с кожей. В то время как масса оружия является посредником в глубине проникания, скорость клинка в момент контакта имеет большее значение, т. к. сила в момент столкновения прямо пропорциональна квадрату скорости укола [11].

В отличие от ран, нанесенных колющим оружием, глубина рубленых ран, сделанных гранями оружия, подобного сабле или шпаге, определяется несколько иным набором характеристик. Они включают угловую скорость клинка в момент удара, его массу, сноровку, с которой клинок направлен поперек тела при контакте, а также расстояние, на котором рассредоточена сила удара. Наибольшей глубины проникновения многие из таких ран достигают в месте, где клинок с максимальной силой совершает первый контакт. По мере того, как лезвие толкается или протягивается сквозь тело, сила удара рассеивается, и клинок стремится выйти из раны [12]. Если рубящий удар направлен в грудь, полная сила, необходимая для достижения внутренности грудной клетки превышает аналогичную при колющем ударе. Это связано не только с тем, что сила удара рассеивается по его длине, но также и с тем, что положение ребер и грудины увеличивают вероятность встретить большее сопротивление удару[13].

Раны в сердце

В связи с тем, что обескровливание является ведущей и наиболее частой причиной смерти при колотых и рассеченных ранах, имеет смысл направить наше внимание, прежде всего, на ранения сердечно-сосудистой системы и, далее, рассмотреть свидетельства, взятые из медицинских отчетов и рапортов следователей современности. Давайте начнем с краткого обзора анатомии человека. Сердце взрослого человека приблизительно 12 см длиной и 8−9 см шириной в самом широком месте. Толщина его около 6 см. Оно окружено кожистым мешком, перикардом, и покоится на верхней поверхности диафрагмы между нижними долями легких позади грудины. Орган разделен на четыре камеры: левое и правое предсердия, левый и правый желудочки. Состоит почти целиком из мышц и служит живым насосом, прогоняющим кровь сквозь тело. Оно не привязано к смежным органам, а находится в грудной полости в подвешенном положении в перикарде и неразрывно с главными кровеносными сосудами. Мышечные стенки сердца снабжаются кровью из правой и левой коронарных артерий, каждая из которых разветвляется на серию более мелких сосудов [14].

Вследствие того, что сердце является жизненно важным органом, принято считать, что серьезное ранение в сердце приведет к немедленной смерти. Следовательно, можно предположить, что дуэлянт ожидает уколом в сердце сразу вывести противника из строя. Хотя серьезное фехтование ушло в прошлое, изобилие информации о колотых ранах в сердце накоплено в наше время практикующими врачами современной судебной медицины. Многие из этих ран были нанесены инструментами, очень похожими на клинки шпаг, сабель и рапир. Способы, которыми эти раны были рассмотрены, в соединении с оценками ранений замысловатой дисциплиной судебной медицины, открывают некоторые удивительные факты, с которыми многие дуэлянты, по всей видимости, должны были иметь дело.

Хотя колотая рана в сердце является смертельной, существуют многочисленные документированные примеры проникающих ранений в этот орган, в которых жертвы продемонстрировали удивительную способность сохранять физическую активность. В 1896 году было сообщено о деле, в котором 24-летний человек получил колотую рану в сердце. Несмотря на рану в левый желудочек, которая перерезала коронарную артерию, жертва не только осталась в сознании, но была также в состоянии идти домой [15]. Гораздо позднее, в 1936 году, в Американскую ассоциацию грудной хирургии была представлена бумага, в которой были приведены 13 случаев колотых ран в сердце. Из них, 4 жертвы, как было сказано, упали сразу. Четыре другие, хотя и вышли из строя, оставались в сознании и настороже от 30 минут до нескольких часов. Остальные пять жертв, 38% от всех, сохранили активность: один прошел приблизительно 23 метра, а другой пробежал три квартала. Еще одна жертва сохраняла активность приблизительно 10 минут после получения колотой раны в сердце ледорубом, а две смогли дойти до медицинского учреждения за помощью [16].

В другом рапорте содержится впечатляющий случай, произошедший с человеком, получившим колотую рану в левый желудочек. Получив рану длиной 1,3 см, жертва могла продолжать заниматься обычной деятельностью некоторое время, и прожила, в общем, четыре дня [17]. В 1961 году в исследование, проведенное Спитцем, Пети и Расселлом, были включены семь жертв, получивших колотые раны в разные области сердца. Хотя никто из этих людей не умер сразу, некоторые быстро стали нетрудоспособны. Однако, пятеро — не сразу, а одна жертва с двухсантиметровым щелевидным «разрывом» в левом желудочке смогла пройти целый городской квартал. Затем, вооружившись разбитой пивной бутылкой, пострадавший пытался напасть на того, кто его ранил, пока, наконец, не упал [18].

Продолжительность промежутка времени между получением колотой раны в сердце и полным выходом из строя зависит от природы раны и той части сердца, которая была повреждена. В самом легком из случаев, описанных выше (видимо, при проникающем ранении в левый желудочек, которое могло быть нанесено рапирой), бой мог и не закончиться внезапным завершением. Давление крови в этой сердечной камере в конечной фазе сокращения может достигать 120 мм рт. ст. или больше [19], особенно во время боя и вполне можно ожидать, что кровь под таким давлением быстро вытечет через брешь в стенке желудочка. Однако стенки этой камеры состоят почти целиком из мышечной ткани и исключительно толсты. Вследствие этого, стенка левого желудочка имеет возможность частично герметизировать себя путем сокращения мышечной ткани непосредственно вокруг места ранения. В конечной фазе сокращения правого желудочка давление в нем обычно составляет только 80% от давления в левом. Однако ранения в правый желудочек, по-видимому, с гораздо большей вероятностью приведут к быстрой смерти, так как толщина стенки правого желудочка составляет только треть от толщины левого и, следовательно, она обладает меньшей способностью закрывать рану [20].

Что касается проникающих (колотых) ран в область сердца, важными факторами, влияющими на способность раненого дуэлянта продолжать бой, являются глубина проникновения, ширина клинка и наличие или отсутствие у него режущих граней. Широкие удары, рассекающие сердце поперек, могут привести к стремительному выходу из строя в результате быстрого обескровливания[21] и моментальной потери давления. Но колотые раны, похожие на те, что могли быть нанесены колющим ударом меча с узким заостренным клинком, могут оставить смертельно раненой жертве возможность совершать удивительные атлетические попытки. Один рыцарь, получивший колотую рану «сквозь» сердце, был в состоянии пробежать свыше 400 метров, прежде чем упал. Два еще более поразительных случая сообщали о пострадавших, переживших раны в сердце. В одном из них описывается: «Сквозная колотая рана в левый желудочек, пронзившая сердце насквозь»

Ранения в главные кровеносные сосуды грудной полости

Жизненно важная зона, расположенная в центре груди, занята не одним лишь сердцем. Большие грудные кровеносные сосуды соединяются с сердцем таким образом, что представляют область, примерно равную по размеру сердцу. Поэтому укол мечом, пробивший грудную клетку, но не попавший в сердце, может, тем не менее, проколоть или надрезать один или несколько из этих больших сосудов.

При нормальных условиях давление крови в главных артериях, находящихся в груди, в среднем равно 100 мм рт. ст. (максимальное значение — около 120 мм рт. ст.). Подразделы аорты, более чем 3 мм в диаметре, обладают слабым сосудистым сопротивлением. Поэтому среднее кровяное давление в них примерно такое же [23]. В виду того, что кровь в грудных артериях находится под значительным давлением, и вследствие того, их стенки сравнительно тонкие, относительно стенкам желудочков, проколы или порезы этих сосудов могут вызвать достаточно сильное кровотечение, в зависимости от размера щели. Поэтому главные грудные артерии больше уязвимы для колотых ран, чем желудочки сердца [24]. Хотя значительная часть из них меньше в диаметре, повреждение коронарных артерий, доставляющих кровь стенкам желудочков, может также привести к быстрой потере боеспособности.

Судебные патологоанатомы Доминик и Винсент Ди Майо обращают внимание на то, что особенно уязвима левая нисходящая коронарная артерия, обслуживающая переднюю стенку левого желудочка. Колотая рана, перебившая этот тоненький сосуд, может стать причиной быстрой смерти [25]. Тем не менее, сообщается о случаях, в которых потерпевшие, получившие колотые раны, и чьи грудные артерии были пробиты, сохраняли физическую активность удивительно долго. Примером этого может служить случай с 23-летним молодым человеком, получившим укол в грудь кухонным ножом [26]. Вскрытие показало, что были пробиты и аорта, и левый желудочек. Из этих ран в грудную полость вылилось два литра крови. Несмотря на серьезный характер повреждений, жертва, тем не менее, сумела пройти более 100 метров, пока не упала, и оставалась живой еще некоторое время после приезда в госпиталь. Вот еще один пример. У 25-летнего мужчины колющим ударом кухонным ножом были перерезаны подключичная артерия и вена. Потеряв в целом три литра крови, он смог пробежать четыре квартала, пока, наконец, не упал [27].

Ранения в главные кровеносные сосуды шеи

Дуга аорты разветвляется на артерии, питающие верхнюю часть тела, включая голову. Из них обычно правая и левая сонные артерии представляют значительный интерес для дуэльной практики, так как они доставляют большую часть крови к мозгу. К тому же, они беззащитно вытянуты вдоль шеи по обеим сторонам трахеи [28]. Хотя эти артерии не заметны снаружи, можно понять, почему удар, нанесенный в шею оружием, имеющим лезвие, таким как сабля, или укол рапирой с заточенными гранями, или шпагой, по-видимому, эффективен в плане выведения противника из строя. Разумеется, рассечение сонной артерии немедленно приведет к прекращению подачи большой порции крови к мозгу. Тем не менее, получивший такую рану может оставаться в сознании от 15 до 30 секунд [29], что более чем достаточно, чтобы умирающий боец мог нанести некоторое количество ударов, уколов и защит.

В дополнение к сонным артериям, шею также окружают шейные вены, возвращающие кровь от мозга, лица и шеи к сердцу [30]. В то время как утечка крови под высоким давлением относится к ранениям сосудов артериальной системы, повреждение шейных вен создает другую проблему. К тому моменту, как кровь достигает этих сосудов, величина кровяного давления приближается к нулю [31]. Фактически, во время фазы вдоха дыхательной системы, когда сжатие диафрагмы и межреберных мышц создает отрицательное давление в грудной клетке, давление в шейных венах также падает ниже нуля. Как следствие, вскрытие шейной вены, сообщающейся с окружающей средой, может привести к тому, что маленькие пузырьки воздуха проникнут сосуд. Проникший воздух может создать при движении к сердцу кровяную пену, которая перекроет клапан и сделает насосную функцию сердца неэффективной. Тогда как повреждение вен обычно не означает серьезного ранения, как повреждение артерии, воздушная эмболия вследствие разрубания шейной вены может вызвать, после одного-двух вдохов, немедленную смерть [32].

Так как в шее расположены: шейный отдел позвоночника, сонные артерии, трахея и шейные вены на сравнительно небольшом пространстве, колющий удар мечом в эту область с большой вероятностью может рассечь или проколоть жизненно важную структуру и почти немедленно вывести противника из строя. Так и случилось во времена правления Луи XIII, когда некому Бюси Д’Амброз (Bussy D’Ambrose) проткнули горло насквозь, пока он исполнял роль секунданта маркиза де Бюро (de Beuvron) [33]. Однако боевая удача не всегда сопровождает дуэлянта. Это понял сэр Хэттон Чик в 1609 году на дуэли с сэром Томасом Даттоном [34]. Каждый из них, вооружившись шпагой и кинжалом, встретил противника в песках Кале. На первом проходе Чик нанес укол кинжалом в горло Даттона у самой трахеи, пробив шею насквозь. Можно представить, с каким удивлением Чик обнаружил, что нанесенная рана, по-видимому, оказалась совершенно неэффективной. В действительности, несмотря на серьезный характер своего ранения, Даттон завершил бой, проткнув Чика шпагой и следом нанеся укол кинжалом в спину. Если мы удивлены способностью Даттона продолжать бой, то мы должны ужаснуться тому, что Чик, столь серьезно раненый, не только не подумал упасть на землю, но и продолжил схватку, скопив достаточно сил, чтобы снова напасть на противника. Конфликт продолжался до тех пор, пока Даттон, заметивший, что Чик начал ослабевать от сильной потери крови, благоразумно не избрал защитную стратегию, держа дистанцию до тех пор, пока Чик, наконец, не свалился от потери крови.

Ранения в главные сосуды брюшной полости

В брюшной полости находятся: брюшная аорта, две ее главные ветви, подвздошные артерии и соответствующие вены, нижняя полая и подвздошные вены. Эти сосуды большие, кровь в них находится под нижним систолическим давлением, сходным с давлением в главных артериях грудной клетки. Все эти сосуды расположены близко к спинному хребту и лежат за основной массой внутренностей [35].

В современных Соединенных Штатах услышать о ранах, нанесенных уколами или ударами меча, практически невозможно. Самым распространенным оружием, причиняющим колотые раны, является нож [36]. Очевидно, что глубина, на которую нож может проникнуть в брюшную полость, меньше глубины проникновения лезвия меча. Это важно иметь в виду, обнаруживая, что меньше половины всех колотых ран наносят сколько-нибудь серьезное повреждение внутренностям брюшной полости. Более длинные клинки вполне в состоянии увеличить серьезность и летальность таких повреждений.

Ранения брюшной полости, приводящие к смерти, обычно затрагивают больших кровеносных сосудов и/или печени, которая обильно пронизана сосудами [37]. Однако степень кровопотери, даже от сильного повреждения печени, не сопоставима с той, что причиняет внезапный разрыв сердечной ткани, так как сосудистое сопротивление в этом органе очень высоко. Полное рассечение брюшной аорты может относительно быстро вывести дуэлянта из строя. Однако требуется хорошая доля удачи, чтобы просунуть клинок и пронзить эту, относительно узкую структуру в массе брюшной полости, или провести лезвие клинка вдоль стенки артерии, чтобы надрезать ее.

Удар саблей мог бы быть эффективным, касательно рассечения главных артерий и вен брюшной полости. Но, так как они расположены перед позвоночным столбом, удар должен быть сделан со значительной силой, чтобы провести клинок сквозь кожу, нижележащие брюшные мышцы и органы, расположены перед сосудами. Если  же такой удар был нанесен, то нарушение целостности больших сосудов будет спорным моментом, так как в любом случае внезапное падение внутрибрюшного давления и сопутствующая сердечная отдача могут вызвать немедленную остановку сердца [38]. Для рубящего действия, наносящего столь значительное повреждение, должен быть важен тип сабли. Наряду с тем, что тяжелая кавалерийская сабля с искривленным клинком могла бы иметь подходящую массу и динамику для достижения необходимой силы, удар, нанесенный в брюшную стенку более легкой и короткой дуэльной саблей с больше прямым, чем изогнутым, лезвием, вероятно, будет неадекватен задаче и оставит противника способным представлять серьезную угрозу.

Ранения в кровеносные сосуды верхних конечностей

Артерии рук, хотя и относительно удалены от сердца, обладают достаточно низким сосудистым сопротивлением, чтобы переносить кровь под давление, близким к давлению в более крупных артериях грудной клетки. Наиболее крупной артерией руки является брахиальная артерия, расположенная вдоль медиальной поверхности плечевой кости. Спускаясь, она постепенно подходит к сгибу руки, где подвержена удару или уколу мечом. У сгиба локтя она раздваивается на локтевую и лучевую артерии [39].

Ранения любого из этих сосудов могут быть чрезвычайно опасными для жизни, особенно если сосуд только частично порван, так как мышечные стенки полностью рассеченной артерии втянутся и ослабят кровотечение [40]. Надрезы лучевой артерии являются ярко выраженной причиной смерти жертв самоубийств. Тем не менее, при повреждении этих сосудов нельзя рассчитывать на немедленный вывод из строя от потери крови, так как их диаметр относительно мал.

Вен на руке гораздо больше, чем главных вен. Они значительно уже и внутреннее давление в них в норме менее 10 мм рт. ст. [41]. Поэтому рассечение, или даже полное расчленение этих сосудов, не может сразу привести к серьезным последствиям.

Ранения кровеносных сосудов нижних конечностей

Подобно рукам, каждая нога питается одной большой артерией, разделяющейся на две большие ветви. Бедренная артерия проходит перед тазобедренным суставом и спускается вдоль медиальной поверхности бедренной кости. Но, в отличие от брахиальной артерии, средняя и периферическая порции бедренной артерии не являются одинаково доступными клинку дуэлянта. Приближаясь к коленному суставу, она спирально спускается вокруг бедра и проходит прямо под коленом в виде подколенной артерии, которая позднее раздваивается, чтобы стать передней и задней берцовыми артериями [42].

Как и рука, нога опутана целой сетью вен. Большинство из них относительно узки и находятся глубоко, а давление крови в них низкое. Кровь из этих сосудов вытекает относительно медленно, и повреждение одной или нескольких из них не может привести к результату, имеющему какой-нибудь интерес для дуэлянта.

Удары или уколы в главные артерии ног могут быть достаточно серьезными, чтобы вызвать смерть. Тем не менее, противник, серьезно раненый в бедренную артерию, вероятно, еще останется крайне опасным противником, так как потеря крови происходит не настолько быстро, чтобы привести к немедленной смерти.

В последней судебной дуэли во Франции, в 1547 году, между Франкуа де Вьявоном (Francois de Vivonne), лордом Шастенерэ (Chastaigneraye), и Ги де Шабо (Guy de Chabot), старшим сыном лорда Жэрнака, Шастенерэ был ранен ударами под колени обеих ног [43]. Покалеченный Шастенерэ лежал беспомощно на земле, переругиваясь с противником. Жернак предлагал Шастенерэ пощаду, если тот признает, что его обвинения, из-за которых случилось судилище, были ошибкой. Но Шастенерэ ответил отказом, и Жернак, не желая лишать оппонента жизни, попросил суд, на котором присутствовал монарх Генри I. I., вмешаться и сохранить Шастенерэ жизнь. Вначале король отказался вмешаться. Теряя кровь, по крайней мере, из одной артерии, Шастенерэ оставался лежать на земле, в то время как Жернак продолжал ходить от Шастенерэ к королю, прося окончить бой. После третьего прошения король, наконец, вступился, но гордость Шастенерэ уже была смертельно уязвлена. Запретив перевязывать свои раны, он через «короткое время» скончался от потери крови [44].

Важно отметить, что Шастенерэ считался выдающимся бойцом, также как и превосходным борцом. Получив рубящий удар в ногу, он длительный период лежал на земле, истекая кровью, пока не умер. Этот промежуток времени был достаточной длины, чтобы позволить ему выполнить некоторое количество уколов, ударов и защит. Если бы рубящий удар под колено правой ноги не покалечил его, Шастенерэ вполне мог бы оказаться победителем в этом бою, несмотря на перерезанную артерию.

Резюме

В заключение хочу отметить, что фехтовальный темп является жизненно важным элементом фехтования. Однако очевидно, что для дуэлянта нанести удар прежде, чем получить его самому, не то же самое, что поразить, не будучи пораженным.

Обескровливание — это важнейший механизм смерти от колотых или резаных ран, а смерть такого рода редко является мгновенной.

Хотя колотые раны в сердце в общем случае должны немедленно выводить из строя, многочисленные современные медицинские случаи показывают, что, хотя жертвы с такими ранами могут умереть сразу после ранения, быстрый вывод из строя при этом не является обязательным.

Многие пострадавшие нашего времени, получившие проникающие ранения в легкие и большие сосуды грудной полости, демонстрировали удивительную способность сохранять физическую активность от нескольких минут, до нескольких часов с момента ранения. Эти случаи сходятся с сообщениями о дуэлянтах, которые, будучи серьезно или даже смертельно ранеными в грудь, шею или живот, тем не менее, продолжали активно сражаться достаточно долгое время, чтобы убить тех, кто их ранил.

Сомнительно быстрое убийство-2