Сайт "Вольный Дрыномашец"
Сайт любителей живой истории и фехтования г. Брянска
| Главная | Читальный зал | Арсенал |
| Ристалище | Форум | Ссылки |
Главная страницаПоискКонтакты

Rob Lovett
Le Jue de la Hache (Ле жу де ля хаш)

Учебный план для AEMMA (2000, Октябрь)

Часть 1
Что такое «поллэкс»?

Рис.1. Королевский арсенал, объект № VII-1542
«La Hache» (Ля хаш) — французское название топора. В XIV, XV и XVI веках оно относилось к тому, что в английском языке называется «the pole axe» или «the poll axe», что в буквальном переводе обозначает головку в виде топора («poll» означает «голова»).

Рис. 2-3.
Термин «поллэкс» можно применить к любому оружию, имеющему следующие особенности:
головку в виде молота с задним шипом, крюком, или головку в виде топора с шипом наверху, шип на нижнем конце может присутствовать, а может и отсутствовать. Это описание можно применить к любому двустороннему древковому оружию, имеющему, как минимум, шип наверху. Под это описание могут быть включены Halberd (алебарда), Bec de Corbin, Bec de Faucon, и Lucerne Hammer. Однако поллэкс ощутимо отличается от этих типов древкового оружия.

Есть, по существу, два типа поллэксов, которые можно разглядеть среди сохранившихся примеров и иллюстраций:

  1. Лезвие топора, сбалансированное молотком, шипом или изогнутой лапой;
  2. Головка в виде топора, сбалансированная шипом или изогнутой лапой.

Наверху головка оканчивается длинным металлическим шипом, либо прямоугольный в сечении, либо в форме наконечника копья или кинжального лезвия.

Нижний конец древка, пятка, мог быть защищен металлическим колпачком, который часто заострялся. Этот металлический колпачок часто имел форму шипа, который назывался «dague dessoubz» (даг десубз).

Головка крепилась к древку металлическими болтами. Эти болты имели шляпки пирамидальной формы, которые могли настолько далеко выступать, что превращались в настоящие шипы. Это хорошо заметно на рис. 1. Способ соединения можно разглядеть на диаграмме из книги Тальхоффера «Alte Armateur Und Ringkunst» (1459). Здесь изображен, по-видимому, набор деталей, которые соединяются и собираются вместе с помощью винтов и болтов.
Рис.4. Поллэкс на листах Тальгоффера, 1459

Древковое оружие, главным образом, монтировалось на длинные стальные полосы или ленты, называемые лангетами, и поллэксы не были исключением. Лангеты могли спускаться вниз по древку от головки как с двух, так и с четырех сторон. Они укрепляли древко и защищали его от повреждений. Часто к лангетам на трети, или половине древка вниз от головки, монтировался круглый металлический диск, рондель. Иногда насаживался и второй такой диск, располагавшийся недалеко от пятки древка. Они были призваны защитить кисти которые очень открыты при использовании топора.

На некоторых поллэксах крепили кожаный ремень или кольцо, для предотвращения выскальзывания оружия из рук, а также для облегчения его возврата, если оно было выбито из руки. Эту деталь можно увидеть на поллэксе, сохранившимся с оригинальным древком, в Баварском национальном музее в Мюнхене. Также она различима на иллюстрациях к манускриптам, хотя и не очень четко.

Размер оружия определить сложнее. Это связано с тем, что очень немногие образцы сохранили свои древки. Многие из них дошли до нас неполными, вследствие чего нет возможности определить их настоящий размер. Музей в Мюнхене счастлив обладать одним из нескольких примеров поллэкса с его родным древком. Глядя на картины и учебники боя тех времен, можно заметить, что длина поллэкса скакала между 120 и 210 см. У Талхоффера длина оружия примерно равна росту человека, владевшего им, в то время как во «Flos Duellatorum» топоры около 120−150 см длиной. То же отражают и более поздние авторы, такие как Джордж Сильвер, который рекомендовал подобную длину для этого типа древкового оружия.

«В любом из этих видов оружия длина не была строго определена, но обычно она могла, или должна была составлять 150−180 см. Сильно длинным оружием нельзя было эффективно пользоваться из-за его веса. Будучи оружием для войн и боя в ситуации, когда люди сцепились вместе, им можно было как колоть, так и наносить мощные удары, сильно и быстро.»

George Silver — «Paradoxes of Defence» (1598)

Однако, как мне кажется, длина поллэкса не должна превышать роста владельца. В этом утверждении ложь и правда вопроса. Длина поллэкса — вопрос субъективный, и то, что подходит одному бойцу, не обязательно подходит другому. «Ле жу» не определяет длину поллэкса, хотя Пьетро Монте (Pietro Monte) утверждает, что его длина, вплоть до головки, должна быть на одну руку длиннее, чем высота того, кто им пользуется. Это приближает высоту поллэкса к 240 см, включая копье на верхушке. Это совпадает с рекомендованной Сильвером длиной короткого шеста, который он считал совершенным оружием, мудрой длиной.

Терминология

Мы уже рассмотрели в общем, что такое поллэкс, и на что он похож, но чтобы прочитать текст «Le Jue de la Hache» правильно, нам нужно полностью понимать терминологию трактата. В общем, во всем документе я буду предпочитать использовать термины тракта их современным эквивалентам.

Термины, применяемые средневековыми хроникерами для описания поллэксов, неудовлетворительны. Рассказы о борьбе на топорах тяготеют к середине 15 века и, главным образом, бургундского происхождения. Эти описания, к сожалению, имеют тенденцию быть написаны современниками, которые, может статься, не знали и не понимали тонкостей поллэкса. Поэтому они были склонны сообщать только о сильных сметающих ударах. Либо это попытка сделать стычку сенсационной, либо — от невежества. Мне кажется, что правда вполне может быть комбинацией и того, и другого.

Оливье де ля Марш (Olivier de la Marche) является единственным автором этого периода, сделавшим серьезную попытку написать детальных и достоверных сообщений. Несмотря на это, де ла Марш использует широкий спектр терминов для частей поллэкса, включая taillant, maillet, mail, bec de faucon, la teste, dague dessus, point de dessus и т. д. Автор «Ле Жу» намного более состоятелен в своей терминологии. Следующий список собран из различных источников.

Значение средневековых названий

arret de la hache (аре де ля хаш) — альтернатива нижнему ронделю, кожаное кольцо или ремень
bec de faucon (бек де фукон) — изогнутый крюк на задней поверхности головки
la croix (ля круа) - пересечение головки и древка
la croisse (ля кройс) — болты, фиксирующие головку на древке, выступающие настолько, что образуют поперечные
dague dessoubz (даг десубс) — шип на пятке древка
dague dessus (даг десус) — шип на верхушке
demy hache (демю хаш) — центр древка, особенно когда топор используется в качестве шеста
le gros bout (ле грубут) — дальний от головки конец поллэкса. «Большой конец» — конец поллэкса рядом с головкой
hache (хаш) — поллэкс с топором или молотом, уравновешенный бойком, шипом или крюком; позднее — с шипом или крюком и длинным шипом наверху, металлическим обручем или шипом на пятке.
languettes (лёнгет) — полосы металла, являющиеся защитным обрамлением для деревянного древка поллэкса
mail (май) — головка в виде молота
maillet (майет) - головка в виде молота
queue (кю) — нижний конец поллэкса, пятка
rondelle (рондель) круглый кусок металла на древке для защиты кисти руки от топора, соскальзывающего вниз по древку
taillant (талян) - головка в виде топора с рубящим лезвием
teste (тест) — головка орудия


Поллэкс XIV и XV веков

Поллэкс появился примерно тогда, когда возникли пластинчатые доспехи и исчез с их уходом. Поэтому поллэкс, должно быть, был оружием, созданным пробивать усиленные формы брони, разработанные в течение 14−15 веков. Так как потребность в доспехах исчезла с развитием оружия, нужда в поллэксе также пропала, и он был забыт.

Это оружие появилось, чтобы стать популярным как на поле боя, так и на ристалище, среди рыцарей и простых солдат. Многие сообщения об использовании поллэкса приходят из описаний турниров и битв между рыцарями. Однако это не должно создавать ложного представления, будто бы это было единственным применением поллэкса.

Профессор Анжело отмечал, что:

«…трудно отделаться впечатлению, что они (les haches) были разработаны преимущественно для эффектных боев на ристалище. Это представление подкрепляется отчетами о сражениях 15 века, где рыцари немилосердно колотили друг друга, вминая, протыкая и даже отбивая куски от доспехов друг друга, но при этом оставались в живых, часто даже не запыхавшись. Это предполагает, что доспехи были очень эффективны, а топоры (les haches) — нет.»


Я подчеркну, что он говорит: «…трудно отделаться от впечатления…». Поллэкс был крайне эффективным оружием. Если бы это было не так, то оно не могло  бы так активно использоваться на поле боя. В конце концов, какой прок в оружии, что наносит незначительные повреждения врагу.

Это оружие создавалось с одной целью: повредить доспех и нанести оглушающие удары, если доспех нельзя пробить. Это достигается протыканием доспеха с помощью dague dessus или bec de faucon, постоянными дробящими ударами maill, и когда, наконец, доспех поврежден, следуют смертельные удары taillant (если он есть). Эффективность поллэкса хорошо видна в учебнике Талхоффера, где одоспешенные бойцы с поллэксами теряют большое количество крови из ран, нанесенных этим оружием, в то время как оно повреждает доспехи. 134 verso,Talhoffer 1459 "Alte Armatur und Ringkunst" - The Royal Library, Copenhagen

Поллэкс почитали, конечно, не только за популярность в судебных боях и турнирах. Он был популярным оружием войны. При обнаружении массового захоронения, датированного временем битвы при Товтоне (Towton), которую некоторые люди поэтично описали как «самую кровавую битву» в истории Британии, найденные останки были подвергнуты анализу. Изучение некоторых черепов показало, что обнаруженные на них повреждения могли быть нанесены молотом поллэкса.

Исторические свидетельства

Поллэкс был действительно очень популярным оружием среди рыцарства. Он стал выборным оружием в пеших боях, как pleasance, так и outrance. Хотя, некоторые, бесспорно, отвергали такие бои, так как рукавицы не могли надежно защитить кисти рук. Фактически, это было причиной, по которой Франциск I отклонил предложение Генри VIII сражаться на «Поле золотых одежд». Оправдывался он тем, что»…нет рукавиц, способных достаточно защитить кисть». Это также может свидетельствовать об эффективности поллэкса против доспехов.

В 1388 году французский рыцарь победил английского рыцаря из свиты сосланного герцога Ирландского.

В 1408 и 1409 гг. Джон Корнуэл вызывал Сенешаля Хейнхольта на бой на поллэксах, но бой не состоялся.

В 1435 г, на второй день бой между Жаном де Мерло (Juan de Merlo) и Пьером де Бофремоном (Pierre de Bauffremont) проводился на топорах.

В 1439 г. Jean de Luxembourg сражался со «швабианским рыцарем из 65», который умело дрался топором на турнире, проводившемся по поводу обручения Шарля Болда (Charles the Bold) и Катерины Французской (Catherine of France).

В 1443 году, в Pas de L’Arbre de Charlemagne проводилась дуэль как часть вызова, и Педро Васкес де Сааведра (Pedro Vasquez de Saavedra) сражался с Пьером де Бофремоном (Pierre de Bauffremont), камергером Филипа Хорошего на топорах при поднятых забралах.

В 1446 году Галето Бальтазар (Galeto Balthazar) и Филь де Тенан (Phille de Tenant) в Арасе сражались на топорах треть своей битвы. Интересно отметить, что в сообщении можно различить некоторые приемы: «Тернан выполнил шаг в сторону, так как Миланский сквайр пошел на него в первом выпаде, и почти свалил его мощным ударом в шею». Описание ясно показывает, что Тенан избежал атаки Бальтазара и выполнил одновременно с ним мощную ответную атаку. Эта атака очень типична в средневековом бою, когда лучшая форма защиты — это быть там, где нет удара, нанося в то же время свой удар. Сходный прием можно найти в «Ле жу де ля хаш», где атакующий наносит укол, а защищающийся просто уходит от атаки, принимая в то же время более агрессивную позицию (Verse 17).

Жак де Лелан (Jacques de Lalaing), известный рыцарь середины 15 века, часто выбирал бой с поллэксом (это не значило, что он не использовал другого оружия). В 1445 году, Жак де Лелан в своем первом боевом подвиге сражался с итальянцем, которого звали Jean de Boniface. Этот итальянский рыцарь уже заработал себе репутацию, путешествуя от двора итальянского короля Альфонсо V Арагонского и Сицилийского. Он уже побывал в Ломбардии, Савойе, Фландрии и Бургундии, где отличился в боях. Он достиг Антверпена, где Жак принял вызов.

Бой на поллэксах начался после того, как бойцы сломали 6 пик, и копья с мечами были брошены на врага. В начале боя на поллэксах Жак выбил топор итальянца из одной руки (таких штучек много среди приемов «Ле жу де ля хаш»), но тот сумел быстро исправить оплошность. Жак продолжал сражаться и нанес ему удар, который был так силен, что чуть не перекрутил его (это может дать некоторое представление о том, насколько мощными могут быть удары поллэкса). В конце концов, Жак сумел обезоружить итальянца полностью, после чего сэр Жан попытался завязать рукопашную. Но Жак не сводил с него острия своего топора. После этого бой был остановлен.

В 1447 году, Жак де Лелан сражался в Кастилье против Диего де Гузмана (Diego de Guzman). Битва случилась в Vallaloid третьего февраля. Первым был пеший поединок. В нем использовали поллэкс, меч и кинжал. Сообщается, что когда Жак и Диего дрались на поллэксах, их удары были настолько неистовы, что искры летели от доспехов (это отдает должное как прочности и качеству доспехов, так и силе атак). «Тогда Жак де Лелан, видя, насколько агрессивен его противник, завертел своим поллэксом по кругу и нанес по щелям забрала Диего один за другим три удара. При этом он ранил его три раза в голову: первый удар пришелся по левой брови, второй — по лбу, а третий — над правым глазом.» Бой вскоре был остановлен, когда Жак обезоружил Диего.

В 1449 году Жак путешествовал в Стирлинг, Шотландия, чтобы сразиться с членами клана Дугласов перед королем Шотландии. Битва случилась 25 февраля перед толпой в пять-шесть тысяч человек. Бой должен был быть сражением шести. Жак де Лелан, его дядя Симон де Лелан (Simon de Lelaing) и сквайр из Бретани по имени Хев де Мерьядек (Herve de Meriadec) составляли одну партию, тогда как Джеймс Дуглас (James Douglas), брат графа Дугласа, еще один Джеймс Дуглас и Джон Росс из Холкета (John Ross of Halket) сражались, чтобы поддержать Шотландскую честь. Битва была пешей и на заточенном оружии, включавшем копье, поллэкс, меч и кинжал, хотя броски копья не дозволялись. Жак и его компаньоны немедленно отбросили копья и использовали против шотландцев поллэксы. Те, однако, решили копья не бросать. Жак стал против Джеймса Дугласа, графского брата, и быстро избавил его от копья и поллэкса. Жак, в конце концов, выиграл этот бой.

Симон де Лелан также быстро обезоружил своего противника, Джона Росса. Тогда они схватились на поллэксах. Джон Росс был могучим мужчиной, но Симон выждал, пока шотландец устанет, и перешел в наступление dague и dague dessoubz (этот прием упомянут и предлагается в «Ле жу»).

Хев де Мерьядек сражался с другим Джеймсом Дугласом. Джеймс выполнил укол в лицо Хева копьем и промахнулся. Хев придвинулся в этот момент и ударил сэра Джеймса по голове так сильно, что тот упал на землю оглушенным. Все это еще больше свидетельствует об эффективности поллэкса в бою.

Позднее, в том же году, Жак был вызван английским сквайром, известным как Томас Кью (Thomas Que). Этот бой случился в Bruges, во Фландрии. Это был пеший поединок с поллэксом и мечом. Перед началом боя Жак пожаловался на поллэкс англичанина, говоря, что dague и taillant были слишком длинными и острыми. Герцог, судивший состязание, приказал англичанину сменить оружие. Но Томас так сильно противился, что Жак сдался и позволил тому взять свой поллэкс. Бой начался хорошо для Жака, который быстро преодолел защиту англичанина, но неудачно, так как когда он ударил Томаса, то опустил свою руку на шип поллэкса противника. Острие проникло под перчатку и прошло насквозь, «разрезая нервы и вены, так как шип топора англичанина был удивительно большим и острым». В конечном итоге Жак одержал победу, отбросив свой топор и бросив Томаса Кью на землю. К счастью, рана, полученная Жаком, не сделала его калекой и не прервала его карьеры.

Также Жак де Лелан сражался в Bruges с Диего Гузманом (Diego Guzman). Сообщалось, что «Гузман, раненый в предплечье и ослепший от кровопотери, бросил свой топор, вырвал топор из рук Лелана, схватил того за шею и пытался бросить, когда бой был остановлен.» Это показывает, насколько ужасными и опасными были эти дружеские стычки на поллэксах в действительности.

В 1449 году, на Pas de la Fontaine de Pleurs (Пассаж у Фонтана Слез) в Шалон-сюр-Соне (Chalon sur Saone), любой, ударивший в белый щит, сражался с поллэксом против Жака Лелана. Большинство из боев, имевших место во время этого Пассажа, были небогаты событиями. Однако интересно отметить бой между Жаком де Леланом и сэром Жаном де Бонифасом (Sir Jean de Boniface), случившимся несколькими годами ранее. В этом бою с поллэксами Жак схватил поллэкс сэра Жана своей правой рукой и нанес три удара в лицо dague dessoubz, используя левую.

У Жака было что-то подобное со сквайром по имени Gerard de Rousillon (Жерард де Роильон). Во время боя Жак выполнил подшаг и захват поллэкс Жерарда правой рукой, а левой ударил его с помощью верхушечного шипа поллэкса. Жерард, который тем временем истекал кровью, вырвал поллэкс из левой руки Жака, после чего бой был вскоре остановлен.

Так же поступил Жак и в 1450 году против Клода Питуа (Claude Pitois), который был сквайром. Жак придержал поллэкс Клода правой рукой, но Клод тем временем держал орудие Жака. Бой был остановлен, так как бойцы стали бороться друг с другом, но ни один не выпустил своего поллэксла до конца боя.

Это был, очевидно, успешниый прием, так как один из его последующих противников, Жак де Аванчиер (Jaques de Avanchier), сквайр из Савойи, использовал тот же прием захвата топора правой рукой против де Лелана. Однако ответ де Лелана очень отличался от ответа Жерарда де Роильона. Де Лелан схватил де Аванчиера за жорже и тащил его вперед три или четыре шага, и когда савойянин потерял равновесие, обезоружил его и бросил на землю.

Этот прием, по-видимому, один из самых важных, так как многие люди, кажется, знали о нем и имели разные способы противодействия ему. Я нашел упоминание в приемах с шестом, иллюстрированных Светнамом, а также в руководстве британского скаута и «Английских боевых искусствах» Терри Брауна.

Последний набор сообщений порождает некоторые интересные мысли как об эффективности, так и о приемах с поллэксом. Они сосредоточены вокруг боя на поллэксах, имевшиго место во второй день Англо-Бургундского турнира в Смитфилде в июне 1467 года. Это отчет о сражении между Энтони Вудвиллом (Anthony Woodvillе), лордом Скэйлсом и братом Королевы Англии, и Антуаном, графом Roche, Великим Бастардом Бургундии, внебрачным сыном Шарля Больда (Charles the Bold). Этот бой был рассказана как самая свирепая стычка на топорах, когда-либо происходившая.

Бастард продвинулся, твердо сжимая свой топор двумя руками. Тогда лорд Скэйлс выдвинулся в полной решимости сделать смертельное опустошение своим топором, который он угрожающе вращал, перенося его на плечо, затем размахивая им вверху, при этом перекладывая из руки в руку.

Во время боя лорд Скэйлс использовал, главным образом, головку своего топора, в то время как Бастард пользовался «малым концом». Согласно «Ле жу», это должно показывать, что Бастард был экспертом в бое на топорах, хотя я думаю, что истина сложнее.

Лорд Скэйлс начинал свою атаку шипом на топоре, направляя его в глазные щели неприятеля, в то время как Бастард отвечал ударом древком в грудь. Лорд Скэйлс в одном месте потерял оружие, но сумел его подобрать.

Лорд Скэйлс острием топора пробил одну из «реберных пластин бастарда». Он подошел вплотную и ударил Бастарда по бацинету и ткнул острием топора в глазную щель вражеского шлема и надавил так, что тот открылся.

Понимая опасность ситуации, король бросил вниз жезл. Бой, однако, продолжался. Лорд Скэйлс продолжал наносить удары по оппоненту. Бастард пытался отвечать тем же.
В конце боя отмечалось, что доспех лорда Скэйла был разодран глубокими зарубками от шипа топора Бастарда и был пробит в нескольких местах, в то время как, среди прочего, третья плечевая пластина Барстарда была полностью оторвана.

Из этого маленького и детального отчета можно вывести не только приемы и стили, но также и эффективность поллэкса против доспеха.

Хотя Анжело говорит, что «…трудно отделаться от впечатления, что они (топоры) были разработаны главным образом для показных боев…» и что «…рыцари избивали друг друга, пробивая, протыкая и даже отбивая куски от доспехов, оставаясь невредимыми и часто даже не запыхавшись. Это подразумевает, что доспех был очень эффективен, а топоры — нет…», я мог бы сказать, что это — проявление уважения не только к способностям, несомненно эффективного доспеха, сделанного в 15 веке, но также и к действенности поллэкса и практикующих с ним, бывших в состоянии ненести повреждения не только доспехам, но и тем, кто был внутри этих доспехов.

С уходом латных доспехов поллэкс был вскоре забыт и с середины 16 века редко упоминался в учебниках и других руководствах. Возможно, этим отражалось изменение не только способа ведения войны, но также и общества, где руководства нацеливались не столько на поле боя, турнир или судебную дуэль, сколько на выживание и самозащиту на улице, а также получение навыков с оружием, которое не находилось в повседневном использовании (подобно длинному мечу), но стало оружием классных комнат.

Стойки и защиты