Сайт "Вольный Дрыномашец"
Сайт любителей живой истории и фехтования г. Брянска
| Главная | Читальный зал | Арсенал |
| Ристалище | Форум | Ссылки |
Главная страницаПоискКонтакты

Дж. Сильвер. «Парадоксы защиты» (1599)

Содержание


§ 4

О ложных выводах и пустых мнениях рапиристов, и об опасности смерти, за ними следующей.


Существует великий вопрос, особенно среди рапиристов: у кого преимущество - у того, кто колет, или у того, кто защищается?

Некоторые стоят на том, что у защищающегося есть преимущество, другие говорят что, скорее всего, преимущество у атакующего.

Ежели в бою сходятся двое считающих, что атакующий имеет преимущество, то они прибегнут ко всевозможным уловкам, дабы уколоть первым. Так, например, два капитана в Сауфхэмптоне, ожидавшие погрузки, повздорили, выхватили свои рапиры и вскоре, будучи безрассудны, отважны или решительны (как это называется), со всей силой и на огромной скорости бросились со своими рапирами друг на друга, и оба были убиты.

Ежели встречаются двое, придерживающиеся противоположных взглядов, то вы увидите очень «миролюбивый» бой между ними. Они на самом деле думают, что тот, кто колет первым, находится в смертельной опасности, потому сразу примут защитную стойку, или Стокату (Stocata) — самую надёжную стойку из всех (по словам Винсентио). После чего, стоя в безопасности, будут говорить друг другу: «Коли, если смеешь», — или «Бей или коли, если смеешь». Такие два хитрых джентльмена, постояв некоторое время вместе в этой достойной защите, обычно расходятся с миром, согласно старой пословице:"Хорошо спится в целой шкуре».

В случае, если двое должны драться, и один считает что защитная тактика выгоднее (а другой придерживается противоположного мнения, прим. ред.), то, чаще всего, второй (будучи храбрецом) сразу атакует противника точным уколом. Из-за стремительности атаки, они скорее всего тяжело ранят или убьют один другого или друг друга своими рапирами или кинжалами. В подобном бою Пространства защиты слишком велики для принятия своевременной защиты, дистанция сокращена, а глаз атакуемого обманут стремительным движением руки атакующего.

Ещё вариант, когда кто-то превыше своей жизни ставит смерть врага. В этом случае он, вернее всего, убьёт себя. Почему? Увидев, что противник убрал острие своей рапиры с правильной линии, такой боец считает, что можно смело нанести разящий укол Пассатой. И так и делает. А его противник, воспользовавшись меньшим временем своей кисти, исходя из своего опыта, внезапно поворачивает запястье, посредством чего встречает оппонента на его шаге остриём рапиры в лицо или тело. Подобное безрассудство многим стоило жизни.


§ 5

В чем причина частых травм и гибели при фехтовании длинной рапирой?
Дело не в опасных уколах или итальянизированном искусстве боя, а в длине и громоздкости оружия.

Несомненно, человек с коротким мечом может и бить, и колоть, обманно и хитро (в зависимости от дистанции и проворности) более угрожающе, чем с длинной рапирой.

Однако, когда двое сражаются на коротких мечах, используя правильный стиль боя, повреждений не бывает. Нет причин, по которым у одного из них должна случиться травма, и это хорошо известно всем, кто постиг совершенство правильного боя.

Отсюда видно, что причина большого кровопролития и различных ран, полученных при фехтовании длинной рапирой, заключается не в длинных опасных уколах, и не в хитрости итальянского стиля, а в величине и громоздкости длинной рапиры.

Во всех действиях, относящихся к защите, бойцы не успевают их исполнить, и находятся в опасности при каждом соединении. На короткой дистанции с подобными клинками (если оба не стремятся как можно скорее отступить, что редко или никогда не случается среди людей храброго нрава) часто невозможность расцепиться, или уйти, или избежать ударов кинжалами. И это происходит постоянно среди храбрецов вооруженных клинками большой длины.


§ 6

О подвижности и невредимости в рапирном бою. Подвижный боец имеет преимущество.

Если сражаются двое храбрецов, использующие быстрые перемещения, то в таком бою скорости удваиваются и дистанция резко сокращается с обеих сторон. В этом случае, скорее всего они получат серьезные ранения или будут убиты (один или оба).

Но пусть один из них побежит, а другой станет твердо в Имброкату, Стокату, или другую стойку, тогда первый немедленно выйдет на расстояние удара, второй также получит дистанцию, подходящую для атаки, и снова один или оба будут ранены или убиты.

Ежели оба будут основывать свои действия на защите, то тот, кто первым нанесет укол в правильное место, ранит противника, а ежели уколят одновременно, то ранены будут оба.

И все же, у более подвижного бойца есть некоторое преимущество, ибо он неясная цель и находится в движении, а противник его — статичная мишень. В связи с этим, много раз неопытный боец получал преимущество против более опытного, но застывшего неподвижно в своей защите или стойке Стоката.


§ 7

Об одновременных ударах и уколах.

Многие считают, что в бою против более опытного противника достаточно копировать его действия, благодаря чему они будут сражаться так же хорошо, как и он, получив те же преимущества, что и противник, со всем его умением. А если при этом и клинок их будет длиннее, чем у противника, то и преимущество будет велико.

Они бесспорно считают, что «дюйм убивает человека». По их же мнению, если собственное оружие будет гораздо длиннее, чем у противника, то при одновременной атаке обоих, они всегда будут поражать противника с более коротким оружием, оставаясь вне досягаемости для него. Они говорят так, как будто болтают о Робин Гуде, ни разу не стреляв из лука.

Невежда не в силах одновременно повторять движения умелого человека, потому как движения последнего отточены и выверены, в то время как неопытный боец не имеет необходимых навыков, да к тому же должен наблюдать за противником, ожидая его действий. Если неопытный боец наносит удар или укол во время финта, то это происходит не одновременно с его противником. Он может сказать, что нанес удар прежде него, но не одновременно — т. е. не в подходящий момент.

Неопытный боец желающий ударить или уколоть вместе с опытным, должен сначала заметить, что его противник будет делать, а затем сделать то же самое. Следовательно, он должен уступить начало движения опытному бойцу и присоединиться к его действию, удар ли это, или укол. Справедливость этого утверждения нельзя отрицать.

Теперь рассудите, способен ли неопытный человек ударить или уколоть одновременно с опытным бойцом? А опытный человек, скорее всего, сможет ударить или уколоть одновременно с неопытным. Потому что неопытный сражается в ложных темпах, которые слишком длинны, чтобы ответить правильным темпам опытного бойца. И хотя неопытный и начинает движение, умелый боец входит в его действие (удар или укол), так как краткость правильных темпов позволяет ему это сделать. В совершенном бою двое никогда не бьют и не колют одновременно, потому что они никогда не дают ни места, ни времени, чтобы сделать это.

Двум неопытным бойцам много раз случается бить или колоть одновременно, потому что они не знают, что делают, и как это случается. А происходит это вот почему: иногда два ложных темпа встречаются и происходит совпадение, иногда правильный и ложный темпы совпадают, а иногда совпадают два правильных темпа. И всё это происходит из-за того, что таким бойцам неизвестны правильные место и время.