Сайт "Вольный Дрыномашец"
Сайт любителей живой истории и фехтования г. Брянска
| Главная | Читальный зал | Арсенал |
| Ристалище | Форум | Ссылки |
Главная страницаПоискКонтакты

Дж. Сильвер. «Парадоксы защиты» (1599)

Содержание


§ 8

Ответ Джорджа Сильвера на скрытый или неясный вопрос: «У кого преимущество: у Атакующего или у Защищающегося?»


Многие считают, что преимущество — у атакующего, причем если оба противника придерживаются подобной точки зрения, то в бою они надеются ударить или уколоть первым.

Другие стойко придерживаются мнения, что преимущество только на стороне защищающегося.
Но эти мнения противоречат одно другому. Так не противоречат ли они правильному стилю боя?

Рассмотрим несколько примеров:
Ежели преимущество у защищающегося, то плохо постоянно колоть и рубить. А если преимущество у атакующего, то было бы несерьезно учить защищаться, или стремиться к защите, т. к. это означает потерю преимущества в бою. Из приведённых примеров видно, что обе стороны вводятся в заблуждение своими убеждениями, потому что если атакующий обладает преимуществом, то защищающемуся однозначно угрожают ранения или смерть. И, опять же, если преимущество у защищающегося, то атакующий рискует проиграть последнему, так как тот, находясь в своей стойке, обладает преимуществом перед атакующим на каждом ударе или уколе, выполненным против него.

Из этого я заключаю, что если существует совершенство в Науке Защиты, то все их мнения ошибочны. А истина в том, что нет ни преимущества, ни ущерба как для атакующего, так и для защищающегося. В совершенном бою преимущество заключается в борьбе между партиями. То есть преимущество получает тот, кто вышел на дистанцию атаки правильным шагом, интервалом и темпом, будь то атакующий или защищающийся. Таково моё заключение.


§ 9

Об испанском стиле боя рапирой.

Испанцы на данный момент, по-видимому, являются лучшими бойцами рапирой, чем итальянцы, французы, немцы или кто-либо другой. Используя в своём стиле столько хитроумных трюков, что в полном объёме их трудно выучить за целую жизнь, в бою они не могут промахнуться в выполнении простейшего из них, так как в этом случае окажутся под угрозой гибели. Но испанцы для ведения боя, благополучно защищая себя, и подвергая опасности противника, изучают только одну уловку и две защиты, в которых человек с небольшим опытом за очень короткое время может достигнуть совершенства.

Таков стиль испанского боя. Они стоят так отважно, как могут, корпус держат прямо и вполоборота, их ноги постоянно двигаются, как будто танцуют, руки и рапиры они держат вытянув вперед прямо напротив лица или тела врага, и это — единственная основа совершенства испанской школы.

Пока боец придерживается подобной манеры держать руку с острием вытянутым вперед, противник не сможет поразить его, так как благодаря тому, что эфес находится далеко впереди, как бы ни наносился удар, для полной защиты требуется лишь незначительное движение. Если удар выполнен с правой стороны головы — лёгкое движение кисти костяшками пальцев вверх защищает правую сторону головы или тела, а остриё (всё ещё направленное вперёд) серьёзно угрожает атакующему. А если удар выполнен в голову слева — очень лёгкий поворот запястья костяшками вниз защищает левую сторону головы и тела, а остриё рапиры серьёзно угрожает кисти, руке, лицу или телу атакующего. При колющем ударе, защищающийся (с помощью ложных движений ногами на манер танца и как было показано выше) выполняет совершенную защиту, угрожая при этом противнику острием своей рапиры.

Не является ли испанский стиль боя совершенным? Он действенен, пока вы можете держаться такого порядка, и быстро осваиваемый, и поэтому не должен  ли считаться лучшим стилем боя с рапирой из всех?

Обратите внимание, что совершенным испанский бой остается до тех пор, пока вы можете удерживать остриё рапиры прямо напротив неприятеля. В качестве примера я приеду услышанную мною шутку:

Один ловкий Доктор, впервые отправляясь в плавание, опасался, что с ним может случиться «морская болезнь». Пожилая дама, заметив это, сказала ему: «Сэр, я открою вам секрет, как избежать такой неприятности. Вот — замечательный голыш. Если хотите, можете взять его с собой, и когда взойдете на корабль, положите его в рот. До тех пор, пока вы будет держать его во рту, доверившись мне, вас ни за что не стошнит.»

Доктор поверил ей и принял камень с благодарностью. В море ему стало плохо. Он взял в рот камень и держался, сколько мог, пока особенно сильный приступ тошноты не изверг камень изо рта вместе с рвотой. Тогда только он понял, как женщина посмеялась над ним. Тем не менее, её слова были правдой.

Испанец, отклонивший остриё своей рапиры в сторону, может получить удар в голову, по лицу, кисти или руке, или укол в корпус или лицо, и тем не менее его испанское фехтование — совершенно. Но только до тех пор, пока он может удерживать остриё своей рапиры напротив лица или корпуса противника, что сделать так же просто, как было просто Доктору при невыносимости его рвоты удержать камень во рту.

Вот ещё одна замечательная шутка по поводу надёжности заморских стилей боя:

Жил да был один итальянский учитель защиты в моё время, который так владел своим стилем, что мог поразить любого англичанина уколом в любую пуговицу на его жилете, и об этом много говорили.

Был также ещё один человек, искусный в ловле диких гусей. Ему не составляло труда, услышав их крик, когда они кричат, летя один за другим в рядах, и просто взглянув вверх, сказать, что может поймать их всех (будь их там дюжина, 16, 20 или больше). Эта история многократно повторялась уважаемыми людьми и сильно восхищала их слушателей, а человек, который мог поймать диких гусей, и сам заслуживал доверия. В действительности, он не поймал ни одного. Но всякий раз, когда смотрел вверх и видел, как они летят, он страстно желал всем сердцем поймать их, но не мог сказать, как это сделать.

Так мог ли искусный итальянец рассказать, как поразить англичанина уколом в любую пуговицу, когда он их пересчитывал?


§ 10

Иллюзии, заставляющие использовать несовершенное оружие и ложные стойки, сбивающие с толку или мешающие неопытным в своём оружии избрать верный курс и достичь совершенное знание истинного боя.

  • Во-первых, (говорит итальянский или плохой учитель) рапиру я считаю совершенным оружием, потому что ее крестовина не мешает держать рукоять в руке, колоть далеко и прямо, использовать все виды преимуществ в защитах, или неожиданно выхватить оружие у противника. С мечом же вы вынуждены со всей силой кисти крепко держать рукоять.
  • И на войне я не пожелаю другу носить меч с эфесом (закрытым, прим. Ред.), потому что при неожиданном нападении в спешке рука попадет на эфес, вместо рукояти. И к тому времени, как он сможет вынуть меч из ножен, он будет убит неприятелем. (7)
  • Также несовершенен бой мечом и баклером, потому что баклер мешает обзору.
  • Не рекомендую никому держать руку высоко над головой, чтобы наносить мощные удары. Сильные удары бесполезны, особенно из положения высоко над головой, потому что такое положение раскрывает лицо и все тело.
  • Хотя признаю, что в старые времена (когда удары наносились только коротким мечом и баклером, а также палашом) такие стойки были хороши и мужественны. В старые времена люди были настолько просты, что считали трусостью укол или удар ниже пояса (8). Теперь бой другой — преимущество рапиры в длине, а стойка в наши дни более четко выражена.
  • Кто в наши дни не видит, что рубящий удар движется по кругу, подобно колесу, из-за чего его путь долог, а вот укол проходит по прямой, и поэтому его путь короче, сам он быстрее рубящего удара достигает цели, и потому он смертоноснее? Поэтому мудрый человек не будет рубить, если ему дорога жизнь.
  • Разумеется, для получения преимущества всегда надо использовать только острие, рубящий удар совершенно бесполезен и не должен применяться. Тот, кто наносит удар, особенно коротким мечом, будет тяжело ранен или убит.

Дьявол не придумает лучших ошибок.


§ 11

О том, что повторяющиеся удары также часты, как и уколы, а чаще всего быстрей, сильней, и стремительней.

Итальянский фехтовальщик говорит, что удар, по причине кругового движения, проходит больший путь, в то время как укол движется по прямой линии, проходит более короткий путь и потому быстрей достигает цели, чем удар. Это неправда, и вот почему (9):

Пусть двое находятся в состоянии готовности, и клинки рапир движением тела не могут быть скрещены ни уколом, ни ударом. Измерьте дистанцию или траекторию, которую проходит кисть с рукоятью, чтобы выполнить удар (у одного), и укол (у другого). Вы увидите, что результаты равны.

Пусть любой человек, способный рассудить, наблюдает за упражнением с оружием, и обращает внимания только на правильность стойки. Пусть он подмечает исполнение следующих трех стоек: переменной, открытой и защитной. Он должен увидеть, что всякий раз, когда выполняется укол из переменной стойки (в которой бойцу чаще всего необходимо находиться, чтобы избежать соединения), удары и уколы двух бойцов проходят сходный путь, но удар сильней и стремительней, чем укол из переменной стойки.

Таким образом, в общем случае, приверженец укола врет о преимуществах своей техники, ибо из какой бы стойки он не атаковал рапирой или рапирой и кинжалом, удар проходит такую же или более короткую траекторию, более быстрый и сильный, чем укол.

7. Эти искусственные примеры ясно показывают знающему человеку, где правильный бой, а где — ложный.

8. Если их оружие было коротко, как в их время, вряд ли они могли колоть безопасно в корпус и лицо, потому что в защитой стойке удары падают сверху или снизу правильного креста меча. Бить ниже пояса или по ногам — большое упущение, потому что траектория удара в ноги слишком длинная, из-за чего открываются голова, лицо и корпус. Именно поэтому в древности не кололи и не били по ногам, а не из-за отсутствия опыта, как мы представляем сегодня. Если человек в наши дни должен сражаться длинным мечом, они могли бы немедленно отправить его на траверс Гобба.

9. Опровержение их ошибок.